Страховщики указали на слабые места проекта о страховании ответственности директоров

Законопроект о корректировке подходов и требований к заключению договора D&O — страхования ответственности директоров и топ-менеджеров компаний — содержит статьи, опасные для страховщиков.

Также есть положения, которые работать не будут, сообщил «Интерфаксу» заместитель гендиректора «Ингосстраха» Илья Соломатин, комментируя опубликованный на сайте государственной правовой информации документ.

Проект разработан Минэкономразвития, он содержит поправки в законы «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью». Они касаются порядка составления и заключения договоров D&O, законопроект предусматривает возможность компаний проводить такое страхование за счёт собственных средств.

Соломатин обратил внимание на статьи документа, которые вызывают отторжение у страховщиков. В частности, возможность заключения договоров, где страхование гражданской ответственности директоров и топ-менеджеров компаний «распространяется на страховые случаи, происшедшие до вступления договора страхования в силу». То есть требования о выплатах имеют обратную силу и связаны с событиями, произошедшими до заключения договора страхования.

Кроме того, как указано в предложениях, страховщик «не вправе отказать в осуществлении страховой выплаты, обуславливая такой отказ умышленным характером действий застрахованного лица». То есть страхуется умысел руководителя.

Для смягчения упомянутых новелл разработчики предложили ещё одну норму — о праве регрессного требования страховщика ответственности к недобросовестному руководителю в рамках произведенной выплаты. В законопроекте отмечается, что конструкция с расширением периода выплат и выплатами по злоупотреблениям руководителей работает, если это прямо предусмотрено в договоре страхования — D&O.

«Никто из страховщиков таких договоров заключать не станет, эти нормы работать не будут, их принятие только затруднит правоприменительную практику, — заявил Соломатин. — Представьте, что руководитель компании (он может быть и акционером) отстранен от должности, к нему стекаются финансовые претензии, доказаны нарушения им законодательства и причинение ущерба. А страховщик D&O заключил договор страхования ответственности совершенно с другим, позже назначенным директором компании. Новый договор, заключенный с новым руководителем, должен покрывать убытки лица, неизвестного страховщику, возникшие из-за противоправной деятельности предшественника за предыдущие три года? Это абсурд».

Право регресса для страховщика, предусмотренное разработчиками поправок, останется в теории, считает Соломатин. «На практике к моменту возникновения у страховщика оснований для заявления о регрессном требовании виновный в злоупотреблениях и причинении вреда находится далеко за пределами нашей страны», — сказал представитель «Ингосстраха».

Вместе с тем, по мнению Соломатина, полезными для бизнеса и страховщиков в новом законопроекте будут положения о «расширении списка лиц, которые могут страховаться по полису D&O». Сейчас законодательно предусмотрена возможность страховать ответственность членов органов коллегиального управления компании — совета директоров или правления. С принятием поправок к этому списку можно будет добавлять топ-менеджеров и ключевых управленцев, которые не входят в состав коллегиальных органов, например, главного бухгалтера или других. По согласованию со страховщиком возможна будет замена по запросу компании одних менеджеров, ушедших со своих постов в период действия полиса D&O, на других.

Предложенные Минэкономразвития изменения к порядку страхования ответственности директоров ещё будут обсуждаться, в том числе с привлечением страхового сообщества, они могут быть скорректированы, полагает заместитель генерального директора «Ингосстраха».

Источник: asn-news.ru



Добавить комментарий